МОЛОДАЯ КРОВЬ:
DIANE GAIGNOUX

Дизайнер из Франции делает вещи-скульптуры из войлока и силикона, вдохновляясь идеей тела/одежды как сосуда



Не так давно нам на почту пришла заявка на ревью лукбука. Вроде бы ничего удивительного, но письмо пришло из Франции от молодого дизайнера Диан Гэню. Нас впечатлил и заинтересовал необычный подход к созданию одежды – Диан сделала коллекцию вещей-скульптур из войлока, которые напоминают и о средневековом карнавале, и о концептуальном театре, и об экспериментах Рей Кавакубо. И нам захотелось пообщаться с Диан лично и обсудить ее коллекцию как с точки зрения формы и техники, так и с точки зрения смыслов.
О начале работы
Я из Нормандии (Франция) и начала изучать моду сначала в Париже, а затем в Central Saint Martins (CSM) в Лондоне. После окончания CSM в 2018 году я вернулась в мой родной город в Нормандии, потому что устала от жизни в крупных городах. Я чувствовала, что мне нужно немного расслабиться, чтобы снова работать. Теперь у меня есть студия в родном городе и я часто езжу в Париж – поездка занимает два часа, так что в какой-то степени я живу между столицей и Нормандией. Я продолжаю работать с одеждой: эта коллекция – первая, которую я сделала с момента выпуска в 2018 году. В промежутке я также работала над скульптурами и перфомансами, то есть продолжала исследовать связь между модой и искусством. Мне не хочется работать в быстром темпе и создавать сезонные коллекции. Для меня коллекция – это больше проект, как, например, создание скульптур или организация выставок.
О разнице между Парижем и Лондоном
В Париже я окончила школу дизайна École Duperré. Обучение там было больше сфокусировано на экспериментах с текстилем и материалами, что и привело меня к созданию скульптур. Именно в École Duperré я впервые использовала силикон, и теперь я делаю из него вещи и скульптуры. Конечно, подразумевалось, что в итоге ты будешь создавать из новых материалов предметы одежды, но ты мог делать, что хочешь – именно это мне нравилось там. Я чувствовала, что могла свободно заниматься как модой, так и другими вещами.
Затем на программе магистратуры CSM я занималась изучением трикотажа: после парижских экспериментов мне очень нравилось создавать собственные материалы «с нуля», с самых волокон. Мне казалось, что производство трикотажа, в отличие от пошива одежды, – более осознанный процесс, более органичный. Обучение в CSM было сосредоточено вокруг экспериментов с трикотажем и, можно сказать, что не было сильно связано с изучением искусства. Тем не менее, нам не ставили никаких границ и мы могли создавать по-настоящему экстравагантные вещи. Однако, когда ты учишься в магистратуре, нужно придумать, как сделать одежду более носибельной и коммерческой – а этим мне не очень хотелось заниматься, так как меня тянуло к искусству.
О назначении одежды
В новой коллекции есть вещи, которые можно с легкостью носить, например, вязаные топы и брюки. Они продаются онлайн. Предметы из войлока же, например, жакеты, можно надеть, однако для меня это скорее скульптуры. Такие вещи позволяют мне работать с другими художниками, фотографами и дизайнерами и продолжать создавать истории в более художественном направлении.

Я стараюсь сочетать все аспекты, однако мне бы хотелось создавать именно скульптурные объекты, которые определенный клиент захочет носить – может быть, делать вещи на заказ и скульптурировать их под человека.

На данный момент я продаю ювелирные украшения и носибельные вещи в концепт-сторе APOC. Мне кажется, моим клиентом мог бы стать человек, который коллекционирует предметы искусства и хотел бы инвестировать в подобные вещи-объекты или же приобрести наряд для определенного события. Пока я не знаю.


Об исследовании темы идентичности
Наверное, мой интерес к скульптуре и искусству подтолкнул меня к изучению темы идентичности: мне хотелось придумывать одежду как скульптурные объекты, однако с трикотажем это сделать сложно.

Однажды я увидела иранские пальто, которые сушат на солнце, и в итоге вещи обретают скульптурную форму, напоминающую тело – это поразило меня. Мне было интересно изучить, как подобным образом нас формирует окружение, среда. Таким образом, создавая одежду, я не формирую тело, это скорее метафора.
Любопытно, как одежда формирует нас, как каждый предмет обладает социальным значением. Мне хотелось совместить все это и представить, что вещи – это пространства, куда заселяется человек, его душа, насколько они [пространства] изолируют его от остального мира. Надевая одежду, человек будто бы надевает новое тело. Как сосуд – это слово я узнала, изучая английский язык. Этот термин можно отнести и к телу, и к емкости, например, вазе. Во французском языке нет подобного слова. Мне нравится слово «сосуд», потому что мы не можем до конца определить, что значит для нас тело. Поэтому я также делаю вазы.
О материалах
Все материалы, которые я использую, относятся к скульптуре: силикон, керамика, валяние. Мне нравится, что силикон выглядит незавершенным – как идентичность, которая может казаться фиксированной, но всегда находится в метаморфозе.

Керамика также пришла из идеи о скульптуре. Работать над керамическими пуговицами для последней коллекцией я пригласила подругу.
О театре
В процессе создания коллекции, я вдохновлялась работами театральных режиссеров Ромео Кастеллуччи и Боба Уилсона. Однажды я слушала один подкаст, и там цитировали Кастеллуччи: «Я упал в это тело, это имя. Я живу в этом кожаном костюме». Он описал именно то, что я изучала.

Персонажи Боба Уилсона – очень мудрые и многогранные. Мне хотелось отобразить этот аспект театра: ты надеваешь одежду и становишься кем-то другим, играешь в образ. Это было достаточно спонтанно.
Я никогда не приглашаю моделей для съемок, все, с кем я работаю, – это мои друзья и знакомые. Мне нравится наивность и спонтанность, которую они могут привнести. Так, в процессе съемки они становятся персонажами. Они не знают, как позировать, поэтому могут быть естественными и обнажать то, какие они есть.
О развитии в искусстве
В перформансах и объектах я продолжаю исследовать идею тела как сосуда, так что я работаю над скульптурными вещами, пустыми внутри. В 2019 году я провела мой первый перформанс, рисуя предметы одежды на теле.

Я попыталась изучить, как вещи формируют нас. Когда спрашиваешь людей, далеких от мира моды, о влиянии на них одежды, они отвечают, что им все равно. Было интересно проанализировать их реакцию на перформанс: их волновало, как вещи придавали телам ту или иную форму, идею, например, маскулинности или феминности. У меня же к одежде всегда было много вопросов.

Сейчас я работаю над новым перформансом, продолжая исследовать то, как одежда влияет на самоощущение. И я стараюсь работать с разными художниками, чтобы не попасть в ловушку собственного мнения.
ТЕКСТ: Лада Калашник
ЧИТАТЬ ЕЩЕ:
ИНТЕРЕСУЕТ ЧТО-ТО ДРУГОЕ?
Все новости индустрии, общение с коллегами, поиск партнеров
Самые свежие новости мировой и российской моды – в Telegram-канале.
Обсудить это все можно в нашем Telegram-чате.
За эстетическими ориентирами – в наш Instagram. Там же мы проводим прямые эфиры с интересными нам людьми из индустрии и не только.
Большие видео-интервью и панельные дискуссии – в нашем YouTube-канале.

А если вы хотите получать только самый сок – подпишитесь на нашу рассылку. В ней – информационная выжимка из самого интересного, что происходило за неделю с нами и с индустрией. В придачу – рекомендации редакторов Beinopen на тему того, чем вдохновиться фэшн-деятелю.