МОДНЫЙ ВИЗУАЛ
СЕГОДНЯ:
МЕЖДУ РЕТУШЬЮ
И ПОЛИТИКОЙ

Фэшн-фотограф Игорь Павлов принял участие в весьма горячей дискуссии о том, какой модный визуал востребован сегодня, которая случилась на недавно прошедшем Форуме Beinopen. Действительно, на эту тему сегодня не так уж просто спокойно и однозначно говорить – с одной стороны, слишком много разных кодов, смыслов, эстетик существуют в мейнстриме параллельно, а с другой – кажется, что не происходит ничего действительно нового.

Мы отдельно пообщались с Игорем Павловым и выяснили, что он думает о политизации модного визуала, о стагнации глянца, о вечном противостоянии естественности и искусственности, об авторском праве, а также о том, действительно ли нужно молодой марке вкладывать много сил в классный лукбук.

О смене эстетических парадигм в фэшн-фотографии начала 21 века
Я во всем ищу интересное, потому что научил себя еще в юности, что, даже если что-то не нравится, нужно понять, почему это нравится другим. Такова моя история с Терри Ричардсоном. Я считаю его посредственным фотографом, но никогда не буду говорить, что его нужно отменить. В конце нулевых, когда он стал популярен, звездами были Тим Уокер, Стивен Майзель, с их крупными бюджетами, массовками, декорациями. А тут внезапно появляется человек, у которого везде вспышка в лоб на какую-то простую зеркалку и бюджет – две банки пива.

Но как только ты переступаешь через эмоции и пытаешься разобраться в культурном, историческом и экономическом контексте, все встает на свои места. В контексте экономического кризиса 2008 года логична была мысль: зачем тратить лишние деньги, если можно взять того, кто будет работать за нормальный прайс. Ричардсона стали ставить во все журналы, потому что это срабатывало, и тем самым популяризировали такой подход к фотографии.
В коллаже: Tim Walker for Vogue Italia (2010), Terry Richardson for Diesel (2016)
В России тоже существовали определенные циклы, в которых fashion-фотография развивалась по-своему. Эта история началась с технической революции и цифровых фотокамер – в нулевые. Когда они стали доступнее, возможности для самовыражения на более глубоком уровне появились у огромного числа людей. Люди массово увлеклись фотографией (и я говорю не о моде, а о культуре фотографии в целом). Никто не понимал, что делать с этим неограниченным количеством фотографий, и начались первые эксперименты.

Переретаченная (от ред. от слова retouch) картинка с нарочито комплиментарным коммерческим светом, выстроенностью и вычурными позами тогда прижилась. Все это было ново и поэтому прокатывало, а потом расплодилось в таком количестве, что из фотографической субкультуры вылилось в массы.

И если сейчас в российской фэшн-фотографии естественность является признанной эстетикой, то в широких массах до сих пор больше популярна переретаченная картинка. Нужно понимать, что мода для широких масс совсем не такая, как мы привыкли понимать. Это не плохо, просто у каждого подхода своя целевая аудитория и понимание красивого. Да, естественность через некоторое время будет котироваться широко – если что-то многие не понимают, со временем это всё равно становится привычным.

Кстати, сегодня в мире фотографы, которые в нулевые делали избыточную глянцевую картинку, опять возникли с этой же эстетикой. Сейчас совершенно разные визуальные эстетики могут успешно сосуществовать. «Вылизанные» коммерческие истории, которые, казалось бы, отошли на второй план в конце нулевых, все еще прекрасно работают, если мы говорим о крупных изданиях. Например, последняя съемка Билли Айлиш для британского Vogue – в лучших традициях коммерческой глянцевой фотографии.
В коллаже: Craig McDean for Vogue UK, Hugo Comte for Dazed, Rafael Pavarotti for Perfect
О российской культуре на экспорт
Мне всегда была интересна наша культура, но мне не нравится, когда ее сильно утрируют ради коммерческих интересов. Было прикольно, когда на Западе стали интересоваться постсоветской культурой – конструктивизм, все эти fashion-съемки с гопниками в коровниках. Но для людей, которые все это делали, это как будто никогда не было частью жизни, естественности не чувствовалось. Складывалось ощущение, что это такой русский цирковой уродец в Париже в начале 20 века, которого привезли выгулять перед господами, а они сидят с черной икрой и восторгаются: «Волшебно! Восхитительно! Викто́р, пусть он пляшет!». И мы плясали.

О тенденциях сегодняшнего дня
Сегодня ярко выраженных тенденций в визуале я не вижу, потому что все очень быстро меняется. Люди привыкли к огромной скорости информационного потока, и, что бы то ни было, надоедает очень быстро. Сейчас время великой эклектики, когда каждый притягивает то, что ему нравится, и пытается слепить из этого что-то свое.

Самая сильная тенденция сегодня – политизация культуры и общества. И если лет десять назад я очень этого хотел, то сейчас у меня настроение: «Горшочек, не вари!» Появилось огромное количество жутко вторичных работ, которые прокатывают только лишь потому, что отображают доминирующую в кругах культурных элит повестку. Мы видим, что люди, которые всю жизнь собирали статьи типа «15 лучших стрелок сезона», внезапно стали экспертами в политических вопросах, и это выглядит довольно смешно. Мне кажется, каждый должен заниматься своим делом. Но крупные бренды будут играть в очень осознанные кампании, люди будут вставлять политическую риторику в свое творчество, пока это будет продавать.

Любые общественные изменения – всегда эволюционный процесс. Ты просто должен делать то, во что веришь, а не пытаться всех менять насильно. Это ужасная идея, которая сейчас сидит в головах наших общественных активистов – надо всех людей железной рукой загнать в счастливое будущее. Не надо никого заставлять. В США в 1980-е никто не заставлял на законодательном уровне любить геев. Закон работал для всех одинаково, и если на человека нетрадиционной сексуальной ориентации нападали, это дело расследовалось в обычном порядке. Должно быть просто равенство перед законом, а дальше все будет самостоятельно развиваться.
В коллаже: Szilveszter Mako for Numero Netherlands
Об авторском праве
Я не согласен с тем, как реализуется авторское право. Например, я не считаю пиратство воровством. Когда ты что-то воруешь, ты отнимаешь у человека то, что у него есть, и забираешь себе, а когда ты проигрываешь чужую песню, ты ни у кого ничего не отобрал – у всех все осталось.

Когда ты производишь единицу информации, из коих и строится человеческая культура, и которая представляет интерес для других людей – она сразу становится общественным достоянием. Если ты хочешь этим заниматься, ты должен быть готов к тому, что производимые тобой информационные единицы – это уже нечто общее. Злиться на это и требовать со всех бабла – жлобство, мелочность и абсолютное непонимание того, как работает культура.
Совет молодым маркам, снимающим свой первый лукбук
Буду банальным, но обратите внимание в первую очередь на одежду. Хороший лукбук снять несложно – можно купить пленочную мыльницу, четыре катушки пленки и просто классно отснять коллекцию у белой стены. Мы еще в том моменте, когда такое работает. Лучше больше времени уделить качеству, материалам, чтобы это было приятно носить, чтобы это продавалось.

Лучше просто, но круто. Уникальность требует времени. Никто не начинает сразу делать самое лучшее, потому что мода – не творчество в чистом виде, а еще и множество технических процессов – логистика, продажи, PR. Здорово, когда человек умеет их отладить. Вопрос не во вдохновении, а в том, сколько уже накопилось навыков, чтобы ты смог контролировать все эти процессы. Делегируйте, выстраивайте хороший производственный цикл, делайте классные вещи, а лукбук – это уже второстепенный по важности вопрос.
ТЕКСТ: Марина Шипилова
ЧИТАТЬ ЕЩЕ:
ИНТЕРЕСУЕТ ЧТО-ТО ДРУГОЕ?
Все новости индустрии, общение с коллегами, поиск партнеров
Самые свежие новости мировой и российской моды – в Telegram-канале.
Обсудить это все можно в нашем Telegram-чате.
За эстетическими ориентирами – в наш Instagram. Там же мы проводим прямые эфиры с интересными нам людьми из индустрии и не только.
Большие видео-интервью и панельные дискуссии – в нашем YouTube-канале.

А если вы хотите получать только самый сок – подпишитесь на нашу рассылку. В ней – информационная выжимка из самого интересного, что происходило за неделю с нами и с индустрией. В придачу – рекомендации редакторов Beinopen на тему того, чем вдохновиться фэшн-деятелю.