Previous Example / Next Example
ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ БАЖЕНОВЫМ

ОДЕЖДА –
НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ БАЖЕНОВЫМ
ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ БАЖЕНОВЫМ
ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ БАЖЕНОВЫМ
ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ БАЖЕНОВЫМ
ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ БАЖЕНОВЫМ
ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ БАЖЕНОВЫМ
ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ БАЖЕНОВЫМ
ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ БАЖЕНОВЫМ
ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ БАЖЕНОВЫМ
В коллаже: Danko Steinerдля 032c Magazine и Matty Bovan для Document Journal
В МИРЕ СЕЙЧАС ПРОИСХОДИТ ЧЕТВЁРТАЯ ПРОМЫШЛЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ: МЕНЯЮТСЯ ТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА И РАСПРОСТРАНЕНИЯ МОДНЫХ ТОВАРОВ. ОСНОВАТЕЛЬ ИНСТИТУТА BEINOPEN, ЛИДЕР РАБОЧЕЙ ГРУППЫ ФОРСАЙТА НТИ 2.0 ПО РЫНКУ WEARNET АЛЕКСЕЙ БАЖЕНОВ РАССКАЗЫВАЕТ, ЧТО НУЖНО МЕНЯТЬ ИГРОКАМ МОДНОЙ ИНДУСТРИИ, ЧТОБЫ ПОПАСТЬ В БУДУЩЕЕ.
В ближайшие 15 лет мода затронет не только гардероб, но и дополненную реальность.
Вторая промышленная революция дала миру легкую промышленность. Появились фабрики, станки, разделение труда, электрический свет, и рабочие стали работать не световой день, а 14 часов. Россия тут почти не отставала от Европы и Америки.
А вот следующая пост-индустриальная промышленная революция у нас не случилась, потому что случилась революция социалистическая. Во всем мире после второй промышленной революции появилось перепроизводство: товара стало больше, чем людей, значит за их внимание нужно было бороться. Когда возникает профицит, то становится важна уже информация: появляются газеты, журналы, появляется информационная надстройка, и продукт становится более гибридным. Мы покупаем те вещи, о которых слышим – мы начинаем жить в экономике внимания. Это как раз и называют пост-индустриальной революцией, в результате которой в мире появилась индустрия моды – бизнес-экосистема из сотен связанных профессий.
Frederik Heyman для Burberry Monogram
В России попытались избежать капитализма и ввести плановую экономику. В итоге у нас не было профицита – у нас был дефицит, значит, не нужно было бороться за внимание покупателя – все, что производилось, покупалось. Не было распродаж, наоборот, всегда были очереди. Поэтому у нас не появились модные журналы, фабрики не трансформировались в бренды, одежда не должна была быть сделана талантливыми дизайнерами. Но как только подняли железный занавес, наше внимание поймали международные бренды с их гибридными продуктами, рассказ о которых так же интересен, как и сами вещи. В итоге практически весь российский ритейл (82% от 2 трлн. руб.) принадлежит иностранным брендам – это видно хотя бы по арендаторам торговых центров. И такая ситуация не только в ритейле – вся бизнес-экосистема индустрии моды очень разрознена: дизайнеры, ритейлеры, фабрики, журналы, недели моды не работают друг с другом. И это супер-проблема, потому что, к примеру, у нас есть 20 тыс фабрик, и мы не покупаем одежду, сделанную ими.

Но есть и хорошие новости – в мире сейчас происходит четвёртая промышленная революция, и у нашей экономики есть все шансы на этих фундаментальных сдвигах значительно вырасти. Во-первых, меняются связи в обществе и само общество, во-вторых, меняются технологии производства и распространения модных товаров. Давайте рассмотрим внимательнее эти процессы.

Вы уже слышали фразу, что общество становится прозрачным за счет соцсетей – развития гаджетов и информационных технологий. Мы оказались в мире взаимного наблюдения. Если поначалу в Инстаграм мы делились глянцевыми фотками, то теперь все больше делимся своими реальными историями. Вместо пары десятков друзей, с которыми мы встречались раз в месяц в баре или на днях рождения, у нас тысячи онлайн-друзей, и мы ждем друг от друга новых историй. В новом мире все меньше востребовано личное присутствие, а все больше – цифровое. Важным навыком становится умение рассказывать истории. Какое-то время назад были важны только технари, а сейчас вновь становятся актуальными гуманитарии — филологи, художники, журналисты. Визуальная, виртуальная граница тела, телесности становится главным высказыванием для нового поколения digital native или GenZ.


Съёмка бренда ERL
Потому что туда приходят блогеры, инфлюэнсеры и обычные люди – и делают фотографии в этих интерьерах. Ради съемок в этих идеально красивых местах туда приходят новые люди. Красота интерьера становится важнейшим экономическим фактором: не столько сам кофе, который надо пробовать лично, сколько визуальная история, рассказанная в соцсетях.
То же самое с одеждой – для поколения Z одежда становится новой литературой. Из-за переизбытка информации мы перестали читать «Войну и мир», мы перешли к максимально коротким и понятным сообщениям – мемчикам в мессенджерах. Время контакта людей друг с другом тоже стремительно сокращается, мы не успеем о себе что-то рассказать собеседнику – за нас это должна сделать одежда. Мода стала основным языком поколения – короткое и быстрое высказывание, хорошо ретранслируемое в сториз друзей.
Вы видели фотографии южнокорейских модных кафе, где дизайнеры интерьеров так выверили каждый миллиметр, что кажется, будто ты в музее современного искусства? Зачем предприниматели так сильно вкладываются в интерьеры?
Другой аспект взаимного наблюдения друг за другом – это рост социальной ответственности. В прозрачном и гипер-связанном мире мы не хотим быть плохими, мы хотим, чтобы нас видели хорошими, ответственными. Самой популярной картинкой в 2020 году стал репост черного квадрата в Инстаграм в акции Black lives matter.
Самым модным событием во время Лондонской недели моды стали не показы, а акции против fast fashion вместе с демонстрациями активистов с призывами развернуть индустрию к циркулярной модели. Все глянцевые журналы мира начали писать не о том, где купить Balenciaga и как талантливы провокации Демны – а о влиянии индустрии на экологию, ресайклинге и необходимости полной перезагрузки. Под воздействием этой информационной повестки мир радикально меняется.

В мае ООН рекомендовала блокчейн-платформу, которую уже одобрили 44 страны. Платформа будет отслеживать каждый этап движения товара: где произведена ткань, кем сшиты вещи, откуда товар доставили и как он будет переработан. Если товар летит из Бангладеша в Петербург, то учитывается углеродный след. Эта платформа будет сцеплена с самой одеждой и, поднеся телефон, мы увидим уровень ее этичности и экологичности. Если в «Галерее» в Санкт-Петербурге продается футболка Zara, которая произведена не в Ленинградской области, то уровень ее экологичности будет такой низкий, что мы просто не сможем ее купить. Экологичность становится так важна, что толкает крупнейшие компании инвестировать миллиарды в перевооружение производства. Например, Nike, Puma, Reebok и Adidas к 2024 году будут использовать только переработанный пластик в своей обуви.

Danko Steiner для 032c Magazine
Какие еще сдвиги нас ждут в промышленности. Если вторая промышленная революция работает в логике «чем больше ты сделаешь, тем выгоднее» – необходимы огромные тиражи и нужно куда-то сбывать остатки. Четвёртая промышленная революция позволяет этого избежать. Все более автоматизированные фабрики 4.0 будут объединены аналитическими платформами и будут располагаться как можно ближе к потребителю. Эта экономика не работает с большими партиями, она работает практически под заказ, может даже индивидуально производить.

В каком-то смысле плановая экономика СССР опередила время, только сейчас мир приходит к идеям, созвучным утопиям коммунистов – разумному потреблению, циркулярной контролируемой экономике, в которой производится столько, сколько общество потребляет, без перепроизводства. Но сейчас мир к этому движется не за счет неповоротливой бюрократии, а за счет алгоритмов, которые за нас досчитают и смоделируют все, что мы любим.

Можно сконструировать одежду и полученные лекала «сшить» в компьютерной программе, посмотреть на своем аватаре, внести правки и, если понравится, отправить на производство. Если сейчас цикл производства выглядит так, что сначала нарисовали, сконструировали, потом произвели большую партию и потом продали, то 3D-моделирование и развитие автоматизированных фабрик приведет к тому, что модель изменится: после того, как одежду нарисовали, ее можно купить по виртуальной картинке, примерив на свой аватар с реальными параметрами, а потом уже отправить на производство. Сейчас есть несколько программ по моделированию одежды в 3D, одна из ведущих – корейская 3D Clo. Они, кстати, выходцы из цифровой Вселенной — начинали с одежды для цифровых персонажей «Властелина колец».

3D-моделирование одежды

Digital-работы: DAZED Korea
Изменения произойдут и с примеркой одежды: 
Массово будет внедрена технология 3D-сканирования тела, у нас появится свой аватар, при покупке в интернет-магазине мы сможем примерять 3D-модель одежды или обуви на свой аватар. Или другой алгоритм: в торговых центрах мы сможем отсканировать себя, а программы точно подгонят лекала под нашу фигуру и фабрики 4.0 сошьют костюм, как лучший персональный портной – по индивидуальным параметрам. Впрочем, может даже такие сканеры не будут нужны – в последних смартфонах стоят лидары, которые успешно справляются с задачами 3D-сканирования.

No Agency New York AW20 show package - Styling Coco Campbell, Artwork Agusta Yr, Courtesy of No Agency

Помимо новых технологий производства, одежда в эпоху интернета вещей – это не только одежда с датчиками, отслеживающими экологичность и сигнализирующими о методе ее переработки. Это еще, конечно же, дополненная реальность.

Уже сейчас мы почти все свое активное время проводим перед экранами, то есть в киберпространстве. Общество в него органично вписывается. Реальный мир и информационный мир все больше сливаются. Киберпространство становится все более значимым, все более материальным. Это довольно сложный вопрос – что такое этот информационный мир и было ли время в истории человечества, когда его не было. Было ли инфопространство (как ноосфера) придумано нами?

Сначала культура, информационная надстройка над животным, функционировал на уровне устных преданий, потом на уровне записываемых текстов и изображений, сейчас – в виде цифровой вселенной. И эта цифровая вселенная все больше копирует и описывает элементы нашей реальности. И не только на уровне слов и картинок. Сила киберпространства (то есть, желание общества жить в смешанной реальности) так высока, что мы сами тратим очень много времени на то, чтобы все сфотографировать, отсканировать, оцифровать. И с ростом производительности техники и программ это будет только нарастать.

Главный феномен 2019 года в мире моды – маски дополненной реальности. Все бренды их выпустили и все потребители их примерили. Причем этот тренд – не только из мира моды, есть и встречное движение из мира компьютерных игр. Мы движемся в сторону гибридной реальности, где игровые Вселенные и цифровая одежда станут неотъемлемой частью нашего мира.

Толчком к появлению гибридной Вселенной станет массовый выпуск очков дополненной реальности, над которым трудятся техно-гиганты, одновременно скупая все студии AR/VR. К чему это приведет? Если мы не прошли точку сингулярности, и Матрицы не будет, то есть вероятность, что мир будет устроен более гармонично. Возможно, что фантазия больше не будет ограничена законами нашего пространства. И значит, есть вероятность, что в киберпространстве конкуренцию будет выигрывать креатив и талант. И тогда внутренним драйвером развития снова станет известная максима, что красота спасет мир.

ТЕКСТ ВПЕРВЫЕ ОПУБЛИКОВАН В ЖУРНАЛЕ «ПОПУЛЯРНАЯ МЕХАНИКА» (ИЮЛЬ-АВГУСТ 2021)
Визуал: Danko Steiner для 032c Magazine
ЧИТАТЬ ЕЩЕ:
ИНТЕРЕСУЕТ ЧТО-ТО ДРУГОЕ?
Все новости индустрии, общение с коллегами, поиск партнеров
Самые свежие новости мировой и российской моды – в Telegram-канале.
Обсудить это все можно в нашем Telegram-чате.
За эстетическими ориентирами – в наш Instagram. Там же мы проводим прямые эфиры с интересными нам людьми из индустрии и не только.
Большие видео-интервью и панельные дискуссии – в нашем YouTube-канале.

А если вы хотите получать только самый сок – подпишитесь на нашу рассылку. В ней – информационная выжимка из самого интересного, что происходило за неделю с нами и с индустрией. В придачу – рекомендации редакторов Beinopen на тему того, чем вдохновиться фэшн-деятелю.