Beinopen о важном

Настоящее и будущее digital-одежды

Мы провели большую дискуссию о цифровой одежде, виртуальных коллекциях, дропах, 3D-моделировании и сервисах для него.



Лучшие мысли мы расшифровали:

Регина Турбина, 3D-дизайнер, создательница онлайн-ателье цифровых вещей Replicant:

«Я бы хотела, чтобы быстрая мода вся перешла в цифровой формат. Допустим, вещи, которые многие покупают для того, чтобы сделать контент для соцсетей, можно заменить на цифровые, чтобы не вредить экологии. К тому же, в этом сегменте можно легко пробовать разные материалы, текстуры и искать новые точки взаимодействия между брендом и потребителем». 

Гоша и Аня, энтузиасты digital-fashion, бренд ZNY:

«Мы относимся к цифровым дропам, как к эксперименту, который должен вести всех нас к какому-то открытию. Сейчас мы проверяем свои гипотезы: готовы ли люди покупать одну фотографию с примеркой цифровой одежды, как они реагируют на то, что пока эта одежда не может им принадлежать, каков уровень заинтересованности. 

Мы придумали термин «радикальная digital-мода» – это когда ты топишь за то, чтобы делать исключительно цифровую одежду, а все взаимодействия с офлайн вещами – производные проекта. Если мы делаем эксперименты в виртуальной моде, чтобы продавать реальные вещи – это один подход, а если мы создаем их, чтобы продавать именно цифровую одежду – другой. ZNY ближе второй подход»

Давид Бинтсене, основатель и креативный директор студии 
Post Tribe:

«Вообще digital-одежда существует в России с 2014 года. Основная проблема в том, что люди до ковида воспринимали цифровые вещи, как бесполезный инструмент, а сейчас переосмыслили потребление и е-commerce и поняли, что это рабочая история. Даже архаичные сети магазинов сейчас задумываются о выпуске цифровых коллекций. Плюс востребована виртуальная примерка украшений. Наш коллаб с «Кружком» показал, что маркетинговый интерес к digital-моде больше, чем покупательский».

Стас Фальков, основатель творческого объединения Kruzhok:

«Для меня цифровая коллекция – это инструмент высказывания. При создании нашей digital-коллаборации основная нагрузка была на Post Tribe – они отрисовывали. У нас уже были лекала, эскизы коллекции, так как мы готовились выпустить ее в офлайне. В целом, это крутой инструмент для локальных художников, дизайнеров, когда ты можешь визуализировать идею и ни от чего не зависишь при этом: ни от производства, ни от подрядчиков. 

А в офлайне все пока останется так же, как и было – переизбыток одежды, сам процесс ее производства. Когда там произойдут изменения – вот интересный вопрос. Меня интересует такая технология, как 3D-принтеры. Случится мощный прорыв, когда станет возможно скачивать виртуальную одежду и распечатывать ее дома». 

Полина Железникова, соосновательница и CEO Fash In: 

«Рынка fashion tech в России нет. Мы занимаемся тем, что соединяем модный бизнес с технологическим. Часто бывает, что представители фэшн-индустрии просто не знают о возможностях и технологиях, с которыми реально работать, а технологичным компаниям вообще не интересен российский рынок. Между тем, есть большая потребность в специалистах, которые могут работать с fashion tech». 

Валерий Шарипов, основатель и CEO студии Malivar: 

«До тех пор, пока примерка цифрового лука не станет автоматической и не пропадет ручной труд из всего процесса, пока цифровая одежда не превратится в фильтр, и мы не сможем использовать ее в Instagram повседневно, она не станет бизнесом. Все, что связано с 3D и ручной работой дизайнера – сложно масштабируемый кейс. На этом не сделать крупный бизнес. Выпустить капсулу – да».

Ольга Христолюбова, 3D-дизайнер, CLO Virtual Fashion:

«Среди клиентов у нас очень много брендов масс-маркета, люксовых, спортивных. Одни используют технологию CLO 3D, чтобы уменьшить количество сэмплов и  сократить время производства, другие, чтобы улучшить коммуникацию между дизайнером и производством, третьи, чтобы продать одежду онлайн без создания реальных прототипов. А покупателям CLO 3D позволяет виртуально примерить одежду, определиться с размером. 

Многие европейские бренды не смогли по понятным причинам произвести модели в Италии, поэтому обеспокоены тем, как сейчас продавать одежду байерам без прототипов. Они создали коллекции полностью в 3D и в этом формате будут представлять их байерам». 

Ольга Грассер, основательница школы и конструкторского бюро Grasser: 

«Мы проектируем в САПР – создаем наши лекала в конструкторской программе. Потом интегрируем все это в CLO 3D, проводим примерку и, благодаря этому, экономим много времени. CLO 3D мы начали изучать год назад, ввод программы был непростым, как обычно всегда бывает с нововведениями. Cейчас программа для нас – главный инструмент визуализации». 

Мария Шевченко, основательница онлайн-школы 3D couture: 

«Я использую CLO 3D не только для визуализации, но и для конструирования. Оформляем лекала мы пока тоже в САПР. Если вы – конструкторское бюро или производство, то вам нужно параллельно использовать швейный САПР. 

Сейчас востребована профессия 3D-артиста. Люди хотят получать цифровой контент для своих соцсетей. Я специализируюсь на том, что делаю такой контент физически корректным – чтобы вещь виртуальная выглядела так же, как реальная. Еще мы пробуем выходить в VR – когда человек может надеть очки и посмотреть вещь.

Мир все время меняется. Сначала мы этот мир описывали с помощью рисунков, потом с помощью науки, а сейчас мы его симулируем. с помощью 3D. И куда это нас приведет – неизвестно. Может быть в этом новом мире цифровая одежда будет востребована, а люди будут как игровые персонажи – жить второй жизнью в виртуальной реальности. И в ней, конечно, понадобятся образы, какая-то визуальная коммуникация. И ее привычным способом может стать виртуальная одежда». 

Прямые эфиры