Beinopen о важном

Антикризисный штаб: итоги недели


Что спикеры рассказали за еще одну неделю прямых эфиров в нашем штабе поддержки?

Об объединении, взаимоподдержке и благотворительности:

Анна Магрицкая, talent-менеджер, агент Елены Шейдлиной: «Делать коллаборации и поддерживать друг друга самое время. Все мы – одна экосистема. Сейчас люди проявляют человечность, идут на уступки. Поэтому если вы – молодой бренд и давно хотели с кем-нибудь посотрудничать, не бойтесь, пишите. Этот же совет актуален для диджитал-художников». <...> «Развлекательный контент смотрится сейчас очень тупо. Но при этом не хочется погружаться в панику. Хочется слушать и видеть истории про взаимопомощь и поддержку».

Арюна Тардис, digital-художник, Dazed Beauty Community: «Мне предлагали рекламировать маски и антисептики. Но это сомнительная история. Я не буду рекламировать маски, потому что не понимаю, зачем людям тратить деньги на бесполезные фэшн-маски. Я бы согласилась рекламировать что-нибудь за тысячу медицинских масок, чтобы их потом куда-то пожертвовать. Вообще, я хочу сейчас придумать что-нибудь, чтобы помогать благотворительным компаниям».

Рома Уваров, основатель марки Roma Uvarov Design, дизайнер: «У нас запустился благотворительный проект. Мы сделали майки с розами из страз, как в нашей цыганской коллекции. Вырученные средства передаются в фонд «Старость в радость», одиноким старикам, которые особенно уязвимы сейчас». <...> «Сейчас мы стараемся оживить аудиторию, рассказывать больше о наших ценностях, о людях, с которыми мы дружим, чтобы показать наш бренд, как живой организм. Я бы посоветовал всем не хайповать на масках, а планировать и готовиться к тому времени, когда карантин закончится».

Ольга Грассер, основательница конструкторского бюро Grasser: «Из карантина мы выйдем желающими жить и остро чувствующими фальшь, поэтому небольшие, локальные проекты будут востребованы».

О том, как изменится система моды после кризиса

Антон Лисин, основатель марки Anton Lisin, дизайнер: «Система сезонности и выхода большой коллекции раз в сезон изживает себя. Дело в том, что она работает на офлайн, а сейчас время онлайна и надо перестраиваться. Например, делать одну большую коллекцию в год, а остальное переводить в формат быстрых проектов».

Чума Вечеринка, инфлюэнсер: «О чем мы теперь будем вещать? Я присматриваюсь к тому, что пишут админы телеграм-каналов: стык моды и социальной проблематики. Вроде, ты говоришь о моде, но через новостную социальную призму». <...> «Сегодня мы не можем говорить о новых дропах кроссовок. Я слежу, конечно, за выходами новых моделей, но пока не рассказываю аудитории. Не ясно, в какой вообще степени для нас будет важна одежда в будущем. В какой-то момент мы снова начнём усиленно интересоваться модой».

Денис Симачев, дизайнер, предприниматель: «Красота себя дискредитировала, люди не понимают до конца, что такое красиво, а что нет. А юмор нельзя сымитировать, нельзя спрогнозировать. Это вещь очень тонкая, химическая. В ней есть интеллект. Глобально юмор остается главным оружием дизайнера».

О digital как новой норме

Чума Вечеринка, инфлюэнсер: «Тем, кто занимался оффлайновыми фэшн-событиями, надо срочно учиться диджитал-форматам. История не на ближайший месяц. То есть, надо полностью уходить в диджитал. Появятся новые формы моды, связанные с интернет-повествованием, не опирающиеся на оффлайн абсолютно».

Ольга Грассер, основательница конструкторского бюро Grasser: «3D примерки помогут настроить удаленную работу. Конструкторское бюро Grasser перешло на них еще до карантина, поэтому сейчас все функционирует онлайн. Плюс 3D примерки еще и в том, что аватар, в отличие от манекена, подстраивается под параметры живого человека и сразу убираются 80 процентов дефектов. Схема такая: загружается лекало, аватар считывает параметры, в программе сшиваются детали изделия».

Анна Магрицкая, talent-менеджер, агент Елены Шейдлиной: «Тем, кто был в оффлайне, сложно быстро перестроиться и понять, что старые привычки и паттерны, по которым мы привыкли взаимодействовать друг с другом и с брендами, сейчас не работают. Тому, кто и до кризиса работал в онлайне, сейчас хорошо». <...> «Отношение к виртуальным инфлюенсерам изменилось. Невозможность сделать съемку с реальным человеком побуждает адаптироваться».
Важное